Хранил как-то Вишну у себя во дворце смысл жизни.

Он вообще любил всякие полезности хранить, так

что всё уже было забито и место нашлось только в госте-

вой горнице.

Ходили к Вишну паломники, святые люди. В прихо-

жей ладошки у лба складывали, кланялись:

– Нам смысл жизни посмотреть любопытно.

Улыбался Вишну, вёл их в гостевую горницу. Толпи-

лись паломники, благоговели наперебой:

– Ух ты ж ё...

– Кто бы мог подумать...

– Как же я сразу-то не догадался...

– А можно теперь обратно? Да я с таким-то знанием...

– А вот нельзя теперь, – отвечал Вишну. – Негоже

всем такую тайну на халяву знать. Сразу людям скучно

жить станет.

– И то верно, – кивали паломники и оставались на

небесах, кому где нравилось.

И зашёл как-то в гости Шива. Позволь, говорит, у

тебя тут помедитировать.

Вишну не жалко, пустил, поместил в гостевой гор-

нице, ибо, во-первых, негде больше, а во-вторых, на то

она и гостевая.

Принялся было Шива медитировать, как вдруг – па-

ломники. Потом ещё и ещё. А медитация, чтоб вы зна-

ли, это не после обеда вздремнуть. Тут настрой нужен,

покой, уединение, да откуда ж им взяться в подобной

обстановке! А терпения у Шивы почти что и нет, да и

желания вникать-разбираться отродясь не водилось.

Всего-то веков через пятнадцать оно возьми да и кон-

чись совсем.

Короче, когда очередная группа явилась, он хвать

трезубец да как жахнет.

– Надоели, – говорит, – каждый год дверью хлопать!

И не стало смысла жизни. Святых людей тоже, но их

по привычке так и не хватились. А вот смысл жизни –

ищут, конечно, ведь историю удалось по-тихому замять.

С тех пор Вишну святым людям на пороге улыбается

вежливо в ответ на поклоны и просит заходить в следу-

ющую югу3.


3 Юга (санскр.) – эра