- Поздравляю с днем рождения!

Император взял с поданного лакеем золотого подноса пухлый пакет из красной бумаги, усыпанной серебристыми звездами и вручил Личному Отравителю Существования. Тот, не вставая с кресла, с подозрением покосился на Его Величество, повертел подарок в руках и не распаковывая швырнул на пол. Привычный лакей подобрал пакет и снова с поклоном протянул государю.

- Ай, что за человек! - восхитился тот. - Кремень! Ну, почему на меня работает всякая подлая слякоть, а такие, как ты, лишь обливают презрением?

Отравитель поморщился, но так и не проронил не слова.

- Нет, ты все-таки, посмотри что там. Тебе понравится, я уверен, - отечески увещевал его Император, но ответом ему было все то же презрительное молчание. - Ну, хорошо. Сам заворачивал - сам и открою. Смотри!

Он развязал пышный бант, на увязывание которого потратил целый час и безжалостно разорвал красивую обертку. На золотой поднос посыпались какие-то бумаги и брошюры.

- Вот, - Его Величество выудил из стопки сложенный вчетверо плакат и развернул, демонстрируя имениннику.

- Что? - каркнул Отравитель. - Выборы? Нет, это уже слишком! Есть предел издевательствам, которые я готов терпеть...

- Но я же серьезно!

- Серьезно? И я - главный кандидат от оппозиции?

- Да! Тебя выдвинули сами избиратели. Миллиард подписей, представляешь? Как тут было не уступить народному волеизъявлению?

Отравитель снова поморщился. Он прекрасно знал, что в Империи найдется и десять миллиардов дураков и продажных шкур, готовых подписать любую удобную Императору петицию. Но это, по крайней мере, лучше, чем если бы его кандидатуру предложил лично Император.

- И в случае поражения ты просто уйдешь в отставку и отдашь мне трон?

- Обещаю! - торжественно провозгласил Император и нажал на кнопку, замаскированную под крупный изумруд на одном из его перстней.

Невидимый оркестр взревел, приглашая невидимый хор присоединиться к веселью. Сотни голосов грянули гимн, начинавшийся поздравлениями с днем рождения и завершившийся нагромождением пафосных пожеланий будущему спасителю отечества от тирании. Отравитель слушал с лицом человека, который борется с тошнотой из одной лишь солидарности с рабочим классом, которому потом придется за ним убирать. От комментариев в таком шуме пришлось воздержаться.

- Ну, каково? Нравится?

- Не нравится, - буркнул Отравитель. - Но я обязан попытаться.

При всем своем отвращении к тирану, он вынужден был признать, что обещания свои тот всегда выполняет. По крайней мере, обещания, данные своему лучшем врагу. И пусть такое предложение могло исходить лишь от человека, полностью уверенного в победе, пренебрегать им было бы глупо.

- Когда выборы?

- Через месяц, аккурат на нашу десятую годовщину, - воодушевленный согласием Император так и сиял.

- Десять лет… - прошептал Отравитель. - С-сволочь!

***

- С-сволочь, - снова повторил Отравитель, рассматривая таблицу с результатами голосования.

Он был трезвомыслящим человеком и не ожидал от затеи никаких чудес, однако, знай он заранее, как это скажется на оппозиции... Противников власти нашлось великое множество. Он даже смог позволить себе публично отказаться от предоставленного государством избирательного фонда и вести кампанию за счет одних лишь пожертвований. Часть из них, правда, поступила от того же государства через подставных лиц, но ему пришлось закрыть на это глаза. Любой намек на сотрудничество с властями только усугубил бы ситуацию.

Оппозиция, и без того не бывшая единой, раскололась. Одни увидели в выборах последний шанс сбросить Императора мирным путем, другие заявили, что человек, проживший десять лет во дворце, не может считаться независимым кандидатом, третьи поддержали других кандидатов, прочие принялись плодить конспирологические теории и объединяться со сторонниками. Теорий оказалось ненамного меньше, чем сторонников, и смятение в умах царило неслыханное. В результате дисциплинированный электорат Императора проголосовал поголовно, а из сторонников Отравителя в выборах участвовала едва половина. Разгром был полным.

- Не казни себя, - сочувственно молвил Император. - Ты бы не смог отказаться от такой возможности. И уж если наживать себе язву, то лучше от неудачной попытки, чем от упущенного шанса…

- Но почему ты объявил о выборах именно в мой день рождения? Это какой-то утонченный садизм?

- Во-первых, я хотел сделать себе подарок на десятилетие нашей совместной работы. От тебя же не дождешься. А во-вторых, это тебе за переворот, который ты запланировал аккурат на мой день рождения пять лет назад.

- Пять лет ты ждал случая, чтобы отыграться? Ну ты даешь!

Он повернулся к Императору, развалившемуся на диване с огромной кружкой чая и кинжкой.

- Жениться тебе надо, Твое Злопамятное Величество. А то ты весь нерастраченный пыл тратишь на меня. Изводил бы себе потихоньку Императрицу, как положено семейному человеку. Теща бы у тебя была, дети, прочие родственники. Тогда бы и необходимость в дурацких розыгрышах отпала.

- Жениться мне как раз нельзя, - покачал головой Император. - Изрядная часть оппозиции сидит тихо именно потому, что я немолод и у меня нет наследника. Они собираются меня пережить и готовятся к захвату власти. По крайней мере, они так утверждают. Пока я холост и бездетен, они не будут предпринимать никаких активных действий. Опять же, наследники - это столько возни. А вдруг они окажутся бестолочами? Вдруг неспособны править? Сделаешь одного - высокий риск того, что окажется неподходящим. Сделаешь много - передерутся. Да и для того, чтобы понять, годится он или нет, понадобится ждать долгие годы. Другое дело - ты.

- Я?

- Не зря же я уже десять лет с тобой обсуждаю все мало-мальски серьезные решения и, тем паче, их последствия. Ты уже прекрасно понимаешь, как работает государственная машина. Вот представь, что ты оседлал бы ее тогда, десять лет назад - без связей, опыта и репутации, не зная, в чем ты прав, а в чем заблуждаешься. Долго бы ты просидел на троне? Каких дел бы наворочал?

- Ты думаешь, это стоит десяти лет унижений?

- Стоит и двадцати. Конечно же, стоит. Хотеть власти - недостаточно. Надо уметь ею правильно распорядиться. И теперь, когда ты умеешь, уже не важно, как ты ее получишь - по наследству, по закону или силой. В любом случае, ты справишься и не натворишь ерунды. Кстати, - Император сделал вид, что только сейчас спохватился. - Поздравляю тебя с десятой годовщиной совместной работы. Держи!

Его Величество вручил ему увесистую коробку. Отравитель хотел было по привычке швырнуть ее обратно, но после недолгих колебаний решил не повторяться, и храня на лице брезгливое выражение, разорвал обертку. Открыв крышку, он вскрикнул и отбросил коробку прочь, словно обнаружил там клубок змей. Выпавшая из нее золотая корона покатилась, дробно стуча рубинами и алмазами по паркету и остановилась у самых сапог Императора. Тот поднял ее, бегло осмотрел в поисках повреждений и с улыбкой произнес:

- Понимаю. Но я и не прошу тебя надевать ее сегодня. Она будет ждать тебя в Казначействе, в твоем личном сейфе. Заберешь, если захватишь власть.

Он лукаво улыбнулся.

- Да-да, я снова не оставляю тебе выбора.