Индивидуальное правосудие

– Прежде всего, я хочу поблагодарить вас за готов-

ность участвовать в экспериментальной программе

“Индивидуальное правосудие”.

Офицер полиции радушно улыбнулся и продолжил.

– Мы рассмотрели вашу заявку и решили удовлет-

ворить её. Вы законопослушны, не привлекались к суду,

психически здоровы, стрессоустойчивы и не имеете

вредных привычек, влияющих на адекватность поведе-

ния... Мистер Дугласон!

– Да-да, простите! Я слушаю, – встрепенулся мистер

Дугласон, который не спускал глаз с папки в руках офи-

цера: в ней был контракт.

– До того, как вы подпишете документ и присоеди-

нитесь к программе окончательно, я обязан поставить

вас в известность о самых распространенных заблужде-

ниях, с которыми к нам приходят кандидаты.

Во-первых, “Индивидуальное правосудие” – не си-

ноним безнаказанности. За прошедшие несколько лет

программа показала впечатляющую способность к са-

морегуляции. Всё, что считают преступлением в обще-

принятом смысле этого слова, карается с потрясающей

эффективностью и быстротой, особенно если сравни-

вать с традиционной системой.

Во-вторых, практика показывает, что для сведения

личных счетов система неэффективна. Она имеет спо-

собность быстро подавлять излишне агрессивное или

неадекватное использование её ресурсов.

В-третьих, программа выглядит удобным способом

для бегства от правосудия государственного. Однако,

24

и это является заблуждением. До девяноста процентов

участников, которые присоединились к программе

именно по этой причине, в течение первого же года

получили приговоры в рамках данной программы. Во

многих случаях – более суровые, чем предусмотрено за-

коном, от которого они пытались спастись.

Офицер сделал паузу, дождался нетерпеливого кив-

ка и продолжил:

– В-четвёртых, излюбленная ошибка новичков –

бросаться судить и принимать решения в первые же

несколько недель после присоединения. Не спешите.

Проникнитесь духом “Индивидуального правосудия”.

Ощутите ответственность. Система уже достаточно от-

лаженная, и все неотложные решения приняты вашими

предшественниками. Вам остается только, не торопясь,

освоиться и начать вместе с остальными поддерживать

и развивать программу.

В-пятых, моя форма не должна сбивать вас с толку.

Я и мне подобные – скорее исполнители, чем координа-

торы. Вы не можете обращаться к нам за защитой или

за чем-то подобным. Вы можете рассчитывать только на

себя и других участников.

Пожалуйста, обдумайте ваше решение в свете того,

что я вам рассказал. Вы можете отказаться.

Мистер Дугласон помолчал немного, чтобы соблю-

сти приличие, и решительно сказал:

– Я всё обдумал и отказываться не намерен.

– Очень хорошо. Распишитесь здесь и здесь. С этого

момента вы не подчиняетесь законам нашей страны, а

она, в свою очередь, не несет никакой ответственности

за то, что с вами произойдет в рамках программы. И да-

лее по тексту контракта.

25

“А также никаких долгов, обязанностей, алиментов

и раздела имущества. И адвокат... Оба адвоката пусть

идут к черту, упыри!”

– Скажите... Я теперь могу ознакомиться со списком

участников проекта?

– Разумеется. Ищете кого-то конкретного?

– Миссис Аврору Дугласон, мою бывшую супругу. За

последнюю пару месяцев даже от её адвоката не было

вестей.

– Вот, пожалуйста, – ответил офицер, поворачивая к

нему экран с результатами поиска. – Она?

– Она самая, – с отвращением сказал мистер Дугла-

сон и торжествующе улыбнулся. – Я ведь уже могу выно-

сить приговоры?

– В данный момент у вас есть право всего на один.

Как указано в контракте, со временем...

– Одного хватит! Я приговариваю её к высшей мере!

Как тут принято казнить? Расстрел?

– Напоминаю, – офицер не казался ни удивленным,

ни шокированным. Видимо, сказывался многолетний

опыт. – Всякое ваше действие по отношению к участни-

ку проекта даёт остальным возможность приговорить

вас к тому же самому без последствий для себя.

– Я помню. Ну и что?

– Ничего. Это напоминание входит в мои обязанно-

сти. Приговор условный?

– Ещё чего! Вы бы знали, что она мне устроила, когда

мы...

– Знаю, знаю, – поморщившись, замахал на него

руками офицер. – Избавьте меня от подробностей. Я не

первый год в полиции и видел, что супруги устраивают

друг другу в процессе развода. В исполнение приведёте

сами?

26

– Лучше уж вы. У меня и оружия-то нет.

– Хорошо. Итак, ваш приговор зарегистрирован и

будет приведён в исполнение в ближайшие дни. Счёт за

его регистрацию и услуги судебного пристава получите

по почте.

– Поверить не могу! Так просто?

– Именно. Пожалуйста, позаботьтесь о своевремен-

ной оплате. Санкции в отношении должников исполня-

ются с такой же скоростью.

– Разумеется! А сейчас я вас оставлю. Сами понима-

ете, мне сегодня есть что отметить.

– Погодите минутку, сэр, – офицер сверился с ком-

пьютером. – Вас не затруднит встать вон в тот угол?

– Это ещё зачем?

– Дело в том, что миссис Аврора Дугласон тоже вы-

несла вам приговор. Заранее, на случай, если вы при-

соединитесь к программе. Ваши действия сделали вас

открытым для санкций такого же уровня и ниже, и он

автоматически вступил в силу.

– Она что, потребовала поставить меня в угол? – рас-

смеялся мистер Дугласон. – Ну, не дура ли?

– Нет, сэр. Дело в том, что этот угол легче отмывает-

ся и там нет мебели, которую вы могли бы забрызгать.

Офицер больше не улыбался. В руках у него была

автоматическая винтовка.