Сказка о перевоплощениях

Сказка о перевоплощениях или новая жизнь старого театрального анекдота

Жила-была одна дама в расцвете лет, одинокая, не

бедная, да романтичная.

Не сказать, чтобы она одиночеством своим тяготи-

лась. Скорее, наоборот. По мере надобности заказывала

себе мальчиков из эскорт-услуг. И всё было хорошо. А

вот романтики не хватало.

И вот однажды она опять позвонила в эти самые

эскорт-услуги и говорит:

– Надоели мне ваши жиголо. Неужто ничего посе-

рьёзнее нет? Подайте мне рыцаря в сияющих стальных

доспехах!

– Рыцаря... – растерялись в трубке.

– Да-да, рыцаря. Вы уж расстарайтесь – озолочу.

– Сейчас устроим, – ответили ей, хотя и не знали,

как выполнить столь мудрёную просьбу. Отказывать

клиенту строго запрещал внутренний распорядок. Но

если рыцаря ещё туда-сюда, то доспехи...

И быть бы тут изрядной конфузии, либо хищению

музейных экспонатов, либо ещё какому-нибудь отча-

янному поступку, но спас положение один сотрудник,

который воскликнул:

– Вспомнил! Рыцари... Есть тут один парк...

***

Через пять минут служебная машина остановилась

возле упомянутого парка на окраине города. И впрямь,

рыцари там были. В сияющих доспехах и при оружии,

которым друг друга добросовестно лупцевали.

– Эй, парень! Да-да, ты, в панцире. Хочешь

заработать?

– Ну... да

– Слушай. Тут такое дело...

Ко всеобщему облегчению, рыцарь согласился сразу.

Выдали ему аванс и глоток коньяку для бодрости, да и

отвезли прямо к даме в чём был, ибо время – деньги.

Все прошло чин-чинарём. Дама в восторге, рыцарь

доволен, фирма срубила кучу денег, смекалистому со-

труднику премию выдали.

Но на следующий день дама с очередными запроса-

ми звонит: вынь да положь ей д’Артаньяна при шпаге.

Долго думать не стали. Зовут того рыцаря и спрашива-

ют, нет ли у него подходящего знакомого:

– Да я сам д’Артаньян, – говорит он. – Только до дому

подбросьте за шляпой и шпагой.

Опять выручил. Снова все довольны остались.

Тут у дамы воображение всерьез разыгралось. Каждый

день себе кого-нибудь нового требует. У дома рыцаря стояла

теперь дежурная машина и чуть что – сразу хвать его и в дело.

Уж кем он только не был – Робин Гудом, Зевсом, Уильямом

Уоллесом, Чакой, Монтесумой, Джеймсом Тийчем, Драку-

лой... доходило даже до Леголаса. Гардероб у парня казался

неисчерпаемым и всех он изображал как надо.

Но тут дама в очередной раз позвонила и говорит:

– Всё! Все мне надоели. Давайте мне этого парня как

есть, без всяких костюмов. Хочу именно его.

Позвонили, передали просьбу. А тот вдруг вскрик-

нул так жалобно: «Неет!», трубку бросил и на звонки

больше не отвечал.

Послали к нему человека. Тот дверь не открывает.

Уж и дама лично к нему приехала – уговаривать. Открыл.

Сам бледный, несчастный, по глазам видно: плакал.

– Что случилось-то?

– Не могу я сам!

Тут он опять зарыдал, убежал в комнату, под одеяло

с головой нырнул. Но не отстают от него: что да поче-

му. Ему уж и денег обещали и не денег совсем. Даже по

морде дать. Только когда нашли его доспех и пообещали

немедленно сдать в металлолом, он из-под одеяла вы-

скочил, на колени и плюхнулся и воскликнул:

– Да отстаньте от меня, ради Бога! Не могу я сам

за себя. Я неудачник, ролевик, социопат, онанист и

девственник. А женщин я боюсь и в постели ничего не

умею. И писюн у меня короткий.

– А как же ты до сих пор справлялся?

– Это был отыгрыш. ОТЫГРЫШ! В жизни я так не

умею...

И как его ни убеждали, насколько он на самом деле

крут – стоял на своем. Наконец плюнули, разошлись,

недовольные друг другом. У фирмы доходы, понятное

дело, упали. Даме, которая уже имела на нашего героя

тайные матримониальные виды, пришлось перейти об-

ратно на жиголо. А тот парень на заработанные деньги

поднял пять фестивалей и до сих пор не верит в себя.