Уведомление

“Сим подтверждаю... будет жив и здоров, включая

здравие душевное...”

– А почему всего три месяца?

– Голубчик! – всплеснул руками мой собеседник. –

Господь не торгуется. Берите что дают и радуйтесь ока-

занной чести. Беда с этими атеистами! Ничего святого.

– Вам показалось. Не то, чтобы я не верил в Бога. Я

просто не верю в то, что про него рассказывают.

– Понимаю. Но мне-то хотя бы верите?

– Вполне. Вы, Габриель, были убедительны.

– Прекрасно! Теперь, пожалуйста, читайте то, что

написано большими буквами.

– “Не считая рецидивов свободной воли”. Как это

понимать?

– Без баловства. Если вы решите испытать судьбу и,

скажем, нырнуть в вулкан только затем, чтобы прове-

рить, как мы станем выкручиваться – знайте, что мы не

станем выкручиваться никак.

– А в остальное время? Вы будете меня опекать?

– В этом нет нужды. Мы просто знаем, что в течение

трех месяцев вы точно будете живы-здоровы.

– А потом я умру?

– Потом станет как прежде: вы не будете знать о сво-

ей судьбе ничего и когда-нибудь умрете. Сей документ

на дату смерти никак не влияет.

– Контракт можно продлить?

– Ох, – выражение лица Габриеля стало страдальче-

ским, – перестаньте уже называть это контрактом. Это

У-ве-дом-ле-ние. Вы хотите потом получить ещё одно?

Случается, выдаем, но крайне редко. У нас должны быть

веские причины для этого. Вам всё понятно? Я могу идти?

– Погодите! Я так и не понял, что...

– ...мы хотим взамен? – понимающе кивнул он. – Об

этом спрашивают все, и это труднее всего объяснить, по-

сему слушайте внимательно. Готовы? Мы хотим, – мед-

ленно проговорил он, – чтобы вы знали, что наверняка

проживёте три месяца. И всё.

– С ума сойти можно...

– Тот, кто сойдёт с ума или готов пуститься во все

тяжкие, не получает никаких уведомлений. Мы прихо-

дим только к тем, кому это пойдёт во благо.

– Но зачем вам это?

– Все очень просто. Да вы бы и сами вскоре догада-

лись. Я прихожу к человеку, который думает, что у него

вся жизнь впереди, а ухожу от человека, который не

может отделаться от мысли, что ему осталось всего три

месяца.

О, как эта мысль способна перевернуть жизнь челове-

ка! День-другой – и у него иные ценности, иные амбиции,

иные отношения со временем и окружающими. Не живёт

– горит! “Всего три месяца до смерти” – это, конечно, са-

мообман, но люди склонны искренне в него верить.

Господь тоже умеет играть на человеческих слабо-

стях, а без пинка под зад даже лучшие из вас не берутся

за голову.