Красотка и Гнида

На жизнь она зарабатывала чем-то душекопательно-попечительным - не то школьный психолог, не то соцработница - и потому подходила к жизненным передрягам довольно философски. Чем занимался супруг - сказать сложно. Днём он спал, либо сонной мухой слонялся по дому, время от времени куда-то надолго уезжая. Если его работа и строилась по некоему графику, то был этот график весьма скользящим. Три его агрегатных состояния были столь неравномерно распределены, словно кто-то каждую полночь перетасовывал колоду с часами предстоящего дня, и два часа сна выпадали на самый полдень, а исчезновение намечалось с шести до девяти. Завтра же эти периоды могли поменяться местами.

Звали её… для определённости скажем, Яфа. Это переводится как “красотка” и соответствует по духу её настоящему имени. А с мужем можно не церемониться, благо наша красотка уже снабдила его псевдонимом - Бейца Киним, что в переводе означает “блошиное яйцо”, или, попросту говоря, “гнида”.

Спал Гнида плохо, а будучи разбужен, жалобно вскрикивал и подолгу боролся с паникой: их донимали судебные пристава. Дел с конфискацией за ними числилось штук двадцать, так что жлобы в мятых спецухах с казенными нашивками уже давно запомнили внутреннее убранство их жилища и определяли новые, потенциально пригодные к конфискации, предметы с первого взгляда.

Большая часть обстановки никакой ценности не представляла. Конфискации также не подлежали компьютер и телефоны на правах необходимых для работы, трухлявая легковушка, записанная на третьих лиц и попугай, умевший надрывно кричать голосом Гниды: “Амарти лахем! Эйн кесеф!” (“Говорю вам: денег нет!”). Пристава кряхтя уносили очередной древний телевизор и ещё кой-какую мелочь, а неунывающая Красотка садилась на стул, если он оставался, перед компьютером и размещала по доскам объявлений один и тот же текст: “Нуждающаяся семья примет в дар (список конфискованного), возможен самовывоз”. В течение пары дней сердобольные граждане обеспечивали их всем необходимым и порой кое-чем в придачу, и жизнь входила в прежнее русло.

Если вы думаете, что это означает некую форму размеренности и затишья, то ошибаетесь. Я имел в виду, что у них снова появлялись стиральная машинка, холодильник и мебель. Пожалуй, кое-кто рехнулся бы жить в этом их “прежнем русле”, где регулярные набеги служивых мародеров - совсем даже не самое внезапное и чрезвычайное происшествие. А они живут себе, душа в душеньку, детей растят. И Красотка, говорят, Гниду любит, хотя местами он весьма соответствует своему прозвищу. И не то, чтобы у них так уж сильно денег не было. Просто так они с теми деньгами обращались и продолжают обращаться.

Эта замечательная пара - первое, что вспоминается мне, когда я слышу выражение “держаться на плаву”.