Тель-Авив, офисное здание, в котором помимо офисов ютится несколько дипломатических представительств разных стран.

Сотрудник японского консульства выбегает в вестибюль и на смеси языков кричит примерно следующее. Он покорнейше просит прощения за неудобства, которые сейчас доставит. Он призывает всех присутствующих здесь (охранников, уборщиц и ещё кое-какую публику) ненадолго оставить свои почтенные занятия и обратить взоры на него, ибо сейчас и прямо вот здесь он собирается совершить сэппуку посредством вспарывания живота, и если без кайсяку ещё как-то можно обойтись, то без свидетелей ну просто совсем никак.

Присутствующие растерялись. Они не хотели быть свидетелями сэппуку и потом давать показания.

- А может не надо? - наконец робко спросил кто-то.

- Простите, это невозможно. Я не могу этого так оставить.

- Что случилось-то? - спросил ещё кто-то.

- Нет-нет, извините. Не надо сейчас об этом говорить. Это такой позор! Я не могу с этим жить. Так я могу попросить вас быть...

- Как бывший врач-реаниматолог, - вмешался уборщик-сан, - очень прошу вас не делать этого здесь.

- Блин, а нам потом за ним убирать, - пробурчал по-русски напарник уборщик-сана и тем самым озвучил витавшую в воздухе мысль.

Охранник-сан, стараясь не привлекать к себе внимания, готовился бросаться и вязать расстроенного консульского сотрудника.

Прения продолжились ещё некоторое время. Гайдзины не понимали важности момента, мялись и в свидетели не хотели. Японец позволил увлечь себя разговорами, потихоньку остыл и ушел в печали, провожаемый сочувственными взглядами и вздохами облегчения.

Позже выяснилась причина суеты: с самого нижнего подземного этажа охраняемой, круглосуточно наблюдаемой видеокамерами стоянки был угнан консульский мерседес. При этом он был заперт и поставлен на сигнализацию. Казённая машина была подотчетна этому японцу.

Сестрица, поведавшая эту историю, находит ситуацию комичной, особенно фразу бывшего реаниматолога. Я же, как всегда, нашёл поучительное и заявил, что если бы здесь люди так подходили к своим служебным обязанностям, это была бы совсем, совсем другая страна.