Что будет, если обознаться при выборе Мессии

Жили-были на Ближнем Востоке карматы. По сложившейся в исламе традиции, новые течения и секты появлялись когда мнения очередной группы правоверных расходились в вопросе о том, кого считать законными имамами или халифами. Обычно противоречия возникали в процессе выбора наследника почившего духовного лидера. Историки часто прослеживают в основе таких расколов и социальную составляющую: за одним наследником пошли бедные, либо угнетённые, а за другим - землевладельцы и чиновники, или за одним пошли те племена, а за другим вон те.

Пропустив сразу много вкусных подробностей и не вникая в религиозные противоречия, родословную карматов можно втиснуть в одну строчку: мусульманская община раскололась на суннитов, хариджитов и шиитов, а спустя пару веков от шиитского мейнстрима практически одновременно отпочковались исмаилиты и карматы. Это грубо, очень грубо. Как округлить число “пи” до целых. Но здесь сойдёт, иначе придется написать экраны текста с объясненями кто, что и с кем делил и чем одна версия ислама отличается от другой. Да промежуточные версии, да ещё другие, здесь вовсе не упомянутые. Короче, ну их, эти дебри. Притча не о том.

Карматы, хоть и считали себя мусульманами и числятся в родословном древе ислама, но были какими-то странными, подозрительными мусульманами. Внешне соблюдая шиитские традиции, они, на самом деле, считали их бутафорией. А по поводу наследования и вовсе соригинальничали. Дескать, все правильные халифы уже родились и других больше не надо. Получается, что вот эти, которые числятся халифами сейчас - неправильные и незаконные. Реакцию халифов предугадать нетрудно. Карматы участвовали в целом ряде восстаний в Сирии и Ираке - сначала с исмаилитами, а потом самостоятельно, но всякий раз были сильно и безжалостно биты.

Наконец, на территории современного Бахрейна они сумели создать своё государство и вышли из шкафа, хлопнув дверью на весь Ближний Восток. Именно бахрейнский филиал принес карматам всемирную славу. Про них рассказывают много разного, порой прямо противоположного, но все сходятся в том, что у них была своя, весьма радикальная трактовка ислама и соседями они были ужасными.

Избавившись от необходимости мимикрировать, они зажили в своем неповторимом стиле. Мечетей не строили, намазов не творили, шариат отменили, практиковали совместные трапезы, всеобщее равенство (для карматов) и общественную собственность. Коран, правда, признавали, но не как закон и руководство к действию, а как набор поучительных историй и наставлений, вроде полного собрания басен Крылова.

По поводу общинной собственности все ссылаются на мемуары одного путешественника, который навестил их и задокументировал подробности. Налогов государство не брало, вместо этого предоставляя в бесплатное пользование инфраструктуру, вроде рабов для полей, государственной мельницы, беспроцентных ссуд и подъёмных фермерам. Красота!

В своё время центры карматской общины существовали на пожертвования в виде 1/5 доходов прихожан. Бахрейнское же государство могло позволить себе не брать ничего и раздавать всё благодаря очень интенсивным внешнеэкономическим связям. Импортировали золото, рабов и массу других полезных вещей. На экспорт шли быстро набиравшие популярность добротные карматские набеги, против которых оказались бессильны даже крупнейшие региональные державы. Кто не любил набегов - слал подарки сам.

Неизвестно, сколько продолжался бы сей праздник жизни, если бы не одно пророчество. Карматы были всё время начеку: со дня на день ждали Махди. И дождались. В год, когда все зороастрийцы праздновали 1500-летний юбилей Заратуштры, главный кармат привёл какого-то юношу персидских кровей, представил как Махди и торжественно передал ему власть. Разумеется, парень был не первый попавшийся. Вроде как, существовало пророчество с перечнем признаков, по которым можно было узнать мессию, и всё совпало.

Новый правитель сразу развил бурную деятельность, но несколько неожиданного свойства: немедленно казнил некоторых карматских лидеров, начал искоренять ислам, поощрять огнепоклонничество и внедрять свою собственную версию какой-то авраамической религии. Бывший главкармат терпел все эти художества целых 80 дней, после чего вера иссякла. Он казнил неправильного мессию, забрал трон обратно и вынужден был публично признать, что случились обознатушки.

Карматы восприняли недоразумение очень тяжело. Их моральный дух был подорван, вера пошатнулась, самые авторитетные лидеры были мертвы, а нынешний более доверия не вызывал. Многие перешли в другой ислам и мигрировали в соседние страны. Кое-кто даже перешёл на сторону Аббасидов и поднял оружие на бывших единоверцев. Держава ощутимо зашаталась, но устояла.

Предсказания штука такая...

Оправившись от конфуза, карматы принялись за старое. С особым вниманием они обслуживали караваны паломников. Прочих мусульман они считали идолопоклонниками из-за культов Каабы, Мухаммеда как личности, могилы Пророка и прочего подобного. Соответственно, хадж считался высшим актом идолопоклонничества и подлежал искоренению. Апофеозом стали гастроли в Мекке в формате, который никто ни до, ни после повторить не решился. Город был разграблен, тысячи паломников убиты, священный колодец Замзам забит трупами, а ещё более священный Чёрный Камень - выломан из стены, увезён и помещён в государевом нужнике в качестве ступеньки.

До них посягнуть на Каабу позволили себе лишь Омейяды, во время очередного выяснения, кто халиф истинный, а кто нет, но они разнесли Каабу случайно, когда мазали из катапульт. И уж, тем более, они не оскверняли святынь.

История с Чёрным Камнем до сих пор воспринимается верующими очень болезненно. На всех виденных мною мусульманских ресурсах версии возвращения святыни разнятся от “потом вернули” без лишних подробностей до “осознали, что правители-иудеи используют их для разрушения ислама и вернули со словами раскаяния”. Немусульманские источники сходятся в том, что камень хранился у карматов не менее 22 лет, после чего был выкуплен Аббасидами за астрономическую сумму, доходящую до “каравана верблюдов, гружёных золотыми динарами”.

После этого экономические связи с соседями окрепли окончательно. Те же Аббасиды стали платить карматам 120 тысяч динаров в год “за защиту паломников”, что не избавляло самих паломников от сборов “пацанам на финики” в пользу всё тех же карматов.

И жили они долго и счастливо, пока однажды не проиграли генеральное сражение Аббасидам, в котором их военная мощь была подорвана. После этого карматов стали регулярно, с большим удовольствием бить. Потехи хватило лет на 100, но первые серьёзные поражения и отказы от выплаты дани начались почти сразу. И не стало карматов. Остались лишь обидные воспоминания о Мекке и Чёрном Камне, да отчеканенные ими монеты, которыми в Бахрейне и окрестностях пользовались ещё веков 6-7.