Что нужно сделать, чтобы твой друг натравил на тебя своих врагов

Жил-был подле южного из Геркулесовых Столпов один граф. Будучи де-юре подданным византийского базилевса, де-факто жил он в своё удовольствие, ведь до начальства было несколько недель пути при попутном ветре. Общались они редко, виделись ещё реже - какие уж тут отношения?

Друзей он завёл по соседству, среди близких по крови вестготов, которые энергично обживали Иберийский полуостров, покорив местное население и отбирая друг у друга земли. На сестре одного из них женился, ко двору второго дочку послал, чтоб научилась политесу.

Ему принадлежал единственный оплот цивилизации на всю североафриканскую округу, он же последний порт на пути в Атлантику и первый по пути обратно, так что и с торговлей тоже должен был быть порядок. Как ни поверни - хорошо человек устроился.

И тут пришли правоверные. Вчерашние варвары-берберы охотно приняли новую веру и присоединились к халифату. Быть единственным оплотом цивилизации в округе вдруг стало неуютно. А до начальства-то несколько недель пути при попутном ветре!

Идти на юг, в пустыни и горы с полудикими племенами и оставлять за спиной самый богатый порт в округе было как-то нелепо. Плыть куда-то было не на чем, да и не хотелось. Посему никуда воины халифата не пошли и не поплыли, а взялись за владения графа.

Граф довольно успешно отбивался, ожидая вестей от друзей с севера. Новости приходили противоречивые. Союзники собрали войска и выступили в поход, но на соседей. Там было ближе, интереснее и можно было оттяпать немного земли. Было им совершенно не до Африки. Тогда граф поотбивался ещё немного, благо силёнок хватало. Как показали дальнейшие события, войск у него было всего в 3-4 раза меньше, чем у нападающих, на сносную оборону вполне хватало.

И тут - опять новости. Любезный друг, вестготский король Родерих влюбился в графскую дочь, ту самую, которая жила при дворе, набираясь политесов и предложил ей руку, сердце и прочие органы. Получив отказ, его величество в сердцах изволил изнасиловать строптивую девицу.

Вот тут графу стало совсем обидно, и решил он отомстить во что бы то ни стало. Он помирился с халифатом и стал уговаривать пацанов сходить на север.

- Так море же, - засомневались арабы, которые тогда ещё не были великими мореплавателями.

- А вот у меня корабли. Четыре штуки всего, но все к вашим услугам.

- Ну, не знаем... А там есть чо?

- Да полно. Вы сплавайте, гляньте. Туда и сразу обратно.

- Ладно. Только быстро. Нам ещё Африку завоевывать.

И сплавали. В корабли поместилось всего несколько сотен воинов, но они вернулись с такой добычей, что стало ясно, куда путь держать. Ну их к шайтану, этих нубийцев и туарегов, надо на север идти.

Следующая экспедиция была уже из нескольких тысяч воинов, и те самые четыре корабля неустанно курсировали через Гибралтарский пролив, доставляя все новых. Были среди них и войска графа, без непосредственной помощи которых вероломный король Родерих, чего доброго, и отбился бы.

Месть свершилась. Воины ислама хлынули на ставшие беззащитными Пиренеи. Возможно, у графа были какие-то ещё планы, но он довольно быстро стал ненужен. По недостоверным данным, его семью казнили, а сам он сгинул в тюрьме. Достоверных же нет, но по всему выходит, что он перестал участвовать во вторжении задолго до его высшей точки, а порт независимость утратил.

Вот так из-за половой невоздержанности одного благородного дона...

Ну, хорошо, есть и альтернативная версия, согласно которой граф не мстил за дочь, а просто хотел посадить на трон в Толедо своего родственника. В любом случае, сейчас принято считать, что арабы на север не собирались, и без уговоров графа пошли бы в другом направлении. Без услуг его флота, который не только корабли, но и экипаж плюс знания навигации, не переплыли бы Гибралтарский пролив и не наладили бы столь быстрой переправы. А без поддержки его войск они не смогли бы сокрушить единственную силу на Пиренеях, которая могла их остановить. Так что...

Вот так из-за необдуманных поступков одного благородного дона мы имеем 600 лет кровавой Реконкисты, последующую не менее кровавую чистку Испании от нехристей (включая евреев и разных там неправильных христиан), и последующий экспорт от греха подальше в колонии многочисленных воинственных идальго, которые после падения Гранады остались без дела и начали гопничать по всей Испании.

В истории про тур на Пиренеи, организованный византийским графом, есть ещё один очень характерный штрих - надпись в стиле "здесь был Вася". Точнее, не Вася, конечно, а Тарик. Так звали предводителя группы, который ждал отставших туристов близ северного из Геркулесовых Столпов.

Это ныне вандал измельчал, гвоздиком выцарапывает. В эпоху завоеваний считалось стильным расписываться на карте. С тех пор северный Столп зовут "Скала(или гора) Тарика", а вместе с ним и пролив, чтоб голову не забивать. Европейцы, которые были не в состоянии выговорить благородное "Джаб'ль аль-Тарик", исковеркали его до "Гибралтар"