Про инстинкт

1995 год. Иркутск. Зачисление на матфак универа.

Абитуриенты набились в аудиторию, напротив - приёмная комиссия. Вызывают в порядке убывания набранных баллов и спрашивают, какую специализацию молодой человек желает приобрести.

Все хотят на престижную экономическую математику. Или хотя бы на практичную прикладную. На теоретическую математику добровольно хотят только два ботана.

Волнуемся. Рядом паренёк из приграничной Кяхты переживает вслух:

- Ты слышал, а? Слышал фамилии? Цукерман, Зельтерман... Одни немцы! Все места позанимали, блин, у всех по десятке.

Я от таких умозаключений растерялся. Сижу, улыбаюсь, киваю вежливо. Почуяв подвох, он с подозрением на меня уставился и спросил:

- А у тебя как фамилия? Ох, ё... Одни немцы кругом! Сколько набрал-то?

Я ответил. Вышло, что баллов я набрал больше, чем он. Парень расстроился окончательно, но ругаться перестал и обратил всё внимание обратно на приёмную комиссию, оставив меня в смятении. Ни до, ни после этого разговора я от него не слышал подобных рассуждений.

Граждане, это инстинкт! И я иногда опасаюсь, что он есть у всех.

 

Про любовь Ильича