Про министра здравоохранения и короля Свазиленда.

Нынешний диктатор очень заботится о создании положительного имиджа своей страны. В честь этого была созвана очередная конференция африканских стран по одному из многочисленных поводов, которые постоянно у этих стран имеются для конференций.

Места на приличных правительственных дачах покончались, и пришлось селить дипломатов помельче рангом в больничной общаге.

В честь прибытия гостей больницу закрыли, персонал в холле построили и стали ждать. Час ждали, полтора, а потом народ заскучал и стал бесцельно слоняться. Именно в этот момент в ворота постучался прилично одетый дядька с пиджачком через плечо. Его впустили.

Это оказался местный министр здравоохранения.

Он учился в России и потому говорил по-русски.

Он немного побродил по помещениям, озирая бардак ещё не устаканившегося быта новой больницы. В лабораторию его вести постеснялись. Это был совершенно не приспособленный чулан, т.к. настоящую лабораторию построить забыли.

Вскоре после его визита у ворот остановились джипы, полные крепких черных парней и лимузин.

Дверь лимузина открылась и встречающим явился довольно молодой полный мужик, вида престранного. Одет он был в индийское сари, на руках кольца и браслеты, на ногах обычные резиновые вьетнамки, губы накрашены, глаза подведены. На шее болтался короткий шнурок с двумя вязаными червовыми тузами. Это был его величество Мсвати III.

Сопровождала его большая свита, одетая не менее экзотично. Эффектная дама в фиолетовом платье смотрелась в этом скопище диковато. "Первая леди и любимая жена" - представили даму. В рядах встречающих побежали шепотки - "Первая? А что есть ещё? - А ты не слышал? У него их тринадцать! Или двадцать три..." Мужики посмотрели на короля с уважением, женщины со смешанными чувствами - " Как?! Как он справляется?!"

К королю, помимо охраны, прилагался важный нарядный холоп, который неотрывно ходил за ним следом, указывал на всё подряд и выкрикивал на своем языке, судя по интонациям, хулу и порицание всему, что только попадало в поле зрения. Король слушал с интересом, но насчёт казни провинившихся распоряжаться не спешил.

- Личный панегирист, - пояснили нам. - Его обязанность - восхвалять короля. Это он так восхваляет

Его величество тоже осмотрел больницу и пожелал прямо на месте обследоваться на что-нибудь. Ни оборудования ни приборов ещё толком не было. Выкатили ему портативную установку для анализа свертываемости крови и сделали на ней первый попавшийся анализ.

"ОО.О ERROR" сообщил прибор. Врачи было обмерли, но свита его величества возликовала: прибор сработал, из чего следовало, что король, несомненно, в порядке.